1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Проект «Веселый день дошкольника» берет свое начало в античности или просто добавьте хорошую песню!

 

«…Было время,- когда повседневной формой выражения являлись стихи, песни и пение…»

Плутарх

(то же самое утверждают Тацит и Варрон)

 

«…Ранняя и столь неожиданная поэзия греков опередила появление прозы… Поэзией же занимались одновременно с музыкой, ибо она еще не полностью оторвалась от первобытной хореи. …Ранняя музыка греков была также самым тесным образом связана с поэзией. Как не было иной поэзии, кроме песенной, так и не было иной музыки, кроме вокальной…»

В.Татаркевич «Античная эстетика» (с.с. 16, 17, 21, 22) М.Искусство 1977

 

Для меня практически никогда не вызывало сомнения, что что-то освоить с музыкой гораздо легче, чем без нее. В 1975 году я, вначале робко, затем более настойчиво и уверенно, начал писать музыку к стихам поэтов-классиков, записывал в студии звукозаписи, выпускал на разных носителях циклы песен (нотные портреты, всего уже вышло свыше 130 из 370 созданных), они потихоньку внедрялись, в основном, в московских школах (был получен гриф «Рекомендовано» от Департамента образования г.Москвы в 2002 г.). К ним писались учебно-методические пособия, и формула «стихи + музыка» = «стопроцентный положительный педагогический результат» всегда работала. В этом нет ничего нового, о чем свидетельствуют исторические факты и исследования.

«Стихосложение (версификация) – это способ организации звукового строения речи…»

М.Л. Гаспаровкомментарии «Русские стихи 1890-1925-го годов; Москва: Высшая школа, 1993

"Все эти факты, казалось бы, столь различные, для меня имеют один музыкальный смысл. Я привык (повторяет он свою постоянную мысль) сопоставлять факты из всех областей жизни, доступных моему зрению в данное время, и уверен, что все они вместе всегда создают единый "музыкальный напор"

А.А. Блок, предисловие к последней главе поэмы "Возмездие"

«Стихотворная фраза есть явление несинтаксическое вообще, а явление ритмико-синтаксическое. Более того — синтаксис в стихе есть явление не только фразеологическое, но и фонетическое: интонация, реализованная в синтаксисе, играет в стихе роль не менее важную, чем ритм и инструментовка, а иногда и более важную. Таким образом, именно в синтаксисерассматриваемом как построение фразовой интонации, мы имеем дело с фактором, связующим язык с ритмом…»

Б.М. Эйхенбаум, Мелодика русского лирического стиха. «Опояз» Петербург, 1922 (с.7)

«И когда знатные люди новых городов сходились на пиры и развлекались песнями, они все чаще требовали, чтобы им пели про Троянскую войну и про странствия Одиссея. Пели эти песни сказители — аэды» .

«Таким аэдом, бродячим слепым сказителем, был и Гомер — тот, кто впервые создал вместо коротких песен две большие поэмы-эпопеи: «Илиаду» о Троянской войне и «Одиссею» о возвратных странствиях героя. О самом Гомере никто не помнил ничего достоверного — даже места его рождения».

М.Л. Гаспаров, Занимательная Греция (с.7)

Примеров для доказательства необходимости синтеза слова и музыки можно приводить много, ограничимся приведенными справками.

Работая в ФИРО по соседству с отделом дошкольного образования, практически случайно, за общим чаепитием я узнал от коллег, что у них существует проблема приобщения дошколят к усвоению и освоению режимных моментов и что пока какого-то достаточно решительного и быстродействующего способа решения этой задачи не найдено.

Надо ли говорить, что ответ у меня был на устах – конечно песня! Но где взять тексты, соответствующие нормам и правилам, которых не счесть? Сейчас, думал я, мне и пригодится знакомство с поэтами – узнаю лишь точные требования к фрагментам режима дня – а далее мои товарищи напишут нужные стихи. Получил я разработанный в ФИРО «режим дня» для 4-х летних детишек, в очередной раз пересмотрел всю отечественную детскую поэзию и убедился, что для этих целей стихов пока не написано. А дальше начались мои мытарства в поиске авторов, способных справиться с двумя задачами:

1. срифмовать точное, не двусмысленное описание режимного момента;

2. наполнить эту рифмовку дополнительным поэтическим содержанием (или надсодержанием), не искажая первой задачи и не превращая стих в тупое перечисление поведенческих функций ребенка.

Оказалось, что поэты, а их было около десятка, получив от меня точное описание такого задания, не смогли, даже за деньги, приступить к выполнению этой, казалось бы несложной для них, работы. Обзвонив и разослав кучу писем по электронной почте всем, кого я знал и не знал, я пришел в недоумение. Неужели у поэтов нет желания попробовать себя в новом качестве? Впрочем, это же обстоятельство натолкнуло меня на мысль и придало уверенности в правильности выбранного пути – ведь именно по этим причинам таких текстов и не было до сих пор. Через четыре месяца безрезультатных поисков уже через Союз писателей Москвы мне посчастливилось познакомиться с М.Л. Грозовским. Он прослушал в Интернете мои предыдущие работы и решился, хотя и не без опаски, на совместное творчество. Вдобавок, оказалось, что четыре песни на его стихи были мною уже написаны и вошли в один из моих циклов. Вот так, не зная всех тяжелых испытаний (в основном при принятии песен придирчивыми коллегами) мы пустились в открытое плавание. Начали работу, которая проходила апробацию в садах (всего около десяти ДОУ г.Москвы).

Михаил привлек к делу Марину Туманову (15 стихов) и даже меня (я тряхнул стариной, написал тексты к семи песням, за что ему очень благодарен). И вот работа под названием Веселый день дошкольника (ВеДеДо) теперь перед вами.

Рискуя вызвать недовольство читателя, все-таки скажу: положительный результат внедрения таких песен мне лично был очевиден (объяснял выше почему). Я уверен: если тексты соответствуют требованиям, то детям это непременно пригодится, а значит и их родителям, и всем работникам детских дошкольных учреждений.

Мне очень радостно констатировать, что античная формула «просто добавьте песню» продолжает жить.

Композитор, заведующий отделом образовательных ресурсов Центра образовательных информационных технологий ФГУ ФИРО

С.С. Коренблит